Александр васильевич от алкоголизма

(19) RU (11) 2149035 (13) C1

(51) 7 A61M21/00, A61H39/00

(12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Статус: по данным на 18.07.2007 — действует

(14) Дата публикации: 2000.05.20
(21) Регистрационный номер заявки: 96123160/14
(22) Дата подачи заявки: 1996.12.06
(24) Дата начала отсчета срока действия патента: 1996.12.06
(45) Опубликовано: 2000.05.20
(56) Аналоги изобретения: 1. RU 2008885, C1, 1993. 2. RU 2049288 C1, 1995. 3. RU 2006220 C1, 1994. 4. RU 2047300 C1, 1995.
(71) Имя заявителя: Кылосов Александр Васильевич
(72) Имя изобретателя: Кылосов А.В.
(73) Имя патентообладателя: Кылосов Александр Васильевич
(98) Адрес для переписки: 614600, Пермь, ул. Букирева 15, Университет, Онорину А.А.

(54) СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ АЛКОГОЛИЗМА

Изобретение относится к медицине и может быть использовано в психиатрии. На фоне музыки индуцируют состояние транса. В течение 60-90 мин осуществляют существенное воздействие, используя текст построений с учетом закономерностей суггестивной лингвистики. Затем индивидуально с каждым больным заключают договор о сроке кодирования. Повторно индуцируют состояние транса, углубляют его с помощью дыхательной техники в режиме 15-20 глубоких вдохов-выдохов. На этом фоне произносят кодирующий текст, в который включают информацию о сроке кодирования и одновременно производят воздействие полупроводниковым лазерным прибором на акупунктурные и аурикулярные точки. Способ позволяет повысить эффективность лечения и исключить осложнения. 1 з. п.ф-лы.

Настоящее изобретение относится к медицине, более точно к способам лечения наркозависимости, а именно способу лечения хронического алкоголизма.

Известен способ лечения хронического алкоголизма — кодирование по А.Р. Довженко. Суть этого способа заключается в создании отрицательного условного рефлекса на алкоголь с использованием суггестивных повторов с гипнотическим воздействием, для чего проводится коллективное групповое занятие с 25-35 пациентами одновременно в течение 2-2,5 часов. После этого пациенту производят раздражение блуждающего и тройничного нервов путем механического надавливания на точки Валле в течение 2-5 секунд. Затем орошают поверхность зева и полость рта хлорэтилом 0,2-0,3 мл в течение 1-2- секунд (а.с. СССР N 1165392 кл. A 61 H 39/04, 1984 г. БИ N 25/85 г.).

Хотя этот способ и обеспечивает достижение хороших результатов в лечении хронического алкоголизма, ему присущ ряд недостатков. Перечислим основные из них.

Во-первых применяется лекарственный препарат, в частности хлорэтил, вызывает различные вегетативные нарушения. Во-вторых, текст сеанса стандартен, канонизирован, то есть не меняется в зависимости от личности врача, состава группы, региона и т.д. Кроме того, врачи должны учить текст сеанса слово в слово и не превносить в него личный опыт. В-третьих, врачами используется только прямая суггестия. Прямое же внушение действует на небольшое количество пациентов и практически не меняет установку личности. В-четвертых, у многих пациентов тяга к алкоголю не пропадает. Единственное, что их удерживает от употребления спиртного — страх смерти (перед сеансом врач рассказывает различные устрашающие истории про людей сорвавшихся и даже берет расписку о том, что человек предупрежден о возможном смертельном исходе). Использование страха смерти в лечебных целях весьма сомнительно с точки зрения современной науки и, более того, ведет к невротизации личности.

В основу изобретения положена задача разработать такой экологичный способ лечения алкоголизма, который обеспечивал бы многоуровневое воздействие: на установки личности, на сознание, на психологические и физиологические механизмы тяги без использования лекарственных средств.

Поставленная задача решается тем, что в этом способе лечения алкоголизма используется специальное сочетание разных видов суггестии, построенное на законах суггестивной лигвистики, и действие медицинского лазера на акупунктурные точки, позволяющее изменить деструктивные установки личности и снять тягу к алкоголю. Согласно изобретению изменить установки личности возможно, когда на фоне длительного трансового состояния пациента используется специальное вербальное воздействие, основанное на принципах суггестивной лингвистики. Таким образом, осуществляется осознанное и контролируемое, основанное на результатах научных исследований влияние на бессознательное состояние пациентов в отличие от интуитивного вербального вмешательства, отличающего другие методы. Кроме того, благодаря достигнутому эффекту многократно усиливается последующее рефлексотерапевтическое действие.

Вышеуказанная задача решается с помощью признаков, изложенных в 1-м пункте формулы изобретения — общих с прототипом: формирование отрицательного условного рефлекса на алкоголь с помощью группового и индивидуального суггестивного воздействия; и ряда существенных, отличительных признаков: на фоне музыки индуцируют состояние транса и в течение 60-90 мин осуществляют суггестивное воздействие, используя текст, построенный с учетом закономерностей суггестивной лингвистики, затем индивидуально с каждым больным заключают договор о сроке кодирования, повторно индуцируют состояние транса, углубляют его с помощью дыхательной техники в режиме 15-20 глубоких вдохов-выходов, на этом фоне произносят кодирующий текст, в который включают информацию о сроке кодирования и одновременно производят воздействие полупроводниковым лазерным прибором на акупунктурные и арикулярные точки. В пункте два формулы изобретения уточняются точки, на которые воздействуют полупроводниковым лазерным прибором, а именно на акупунктурные точки Т19, Т20, УВ20, 014, РС1; на аурикулярные точки АР8, 9, 17, 88, 33, 55, 87.

Преимущество использования такого способа лечения заключается в следующем. Во-первых, использование принципов суггестивной лингвистики в наркологии позволяет изменить установки личности, в частности алкогольную, которая закладывается в дошкольном периоде, затем трансформируется и к 16 годам вытесняется на уровень подсоздания и практически не поддается коррекции прямой суггестией и традиционными методами психотерапии. Во-вторых, способ позволяет исключить применение лекарственных препаратов. В-третьих, после сеанса у пациентов пропадает тяга к спиртному. В-четвертых, текст сеанса можно изменять в зависимости от лечебной ситуации, что обеспечивает более гибкое поведение врача. Количество пациентов на сеансе не ограничено. Кроме того, данная методика максимально экологична, то есть исключает такие явления, как ятрогения, невротизация.

Прежде чем описать конкретные примеры лечения данным способом, необходимо упомянуть о суггестивной лингвистике. Суггестивная лингвистика — новая междисциплинарная наука, созданная на стыке психологии, социологии, психиатрии, психотерапии, нейролингвистики, педагогики, математики и информатики. Появление этой науки обусловлено тем, что невозможно изучать бессознательную часть психики и массовое сознание в рамках какой-то одной дисциплины. Суггестивная лингвистика как динамическая, междисциплинарная и экспериментальная наука имеет прикладной характер в разных областях — в медицине, в педагогике, в политике, в рекламе и т.д. При составлении схемы психотерапевтических сеансов (в том числе лечения зависимостей) используется пять уровней суггестивно-лингвистического анализа: фонологический, просодический, лексикостилистической, лексико-грамматический, морфо-синтаксический. Учитывается также реальный процесс функционирования суггестивных текстов в ситуации доминирования определенной культурологической среды, т.е. мифологическое мышление как вторичная симеотическая система.

Экспериментально установлены три типа воздействия текстов на подсознание (в аспекте суггестии, т.е. внушения): нейтральное, мягкое кодирование и жесткое кодирование.

При нейтральном воздействии суггестии не происходит. Мягкое кодирование означает, что анализируемый текст является уже не индифферентным, а воздействующим, внушающим, способным влиять на установки личности и физиологические процессы. При жестком кодировании воздействие является наиболее глубоким.

Фоносемантические характеристики текста представлены в виде шкалы из 20 признаков: прекрасный, светлый, нежный, радостный, возвышенный, бодрый, яркий, сильный, стремительный, медленный, тихий, суровый, минорный, печальный, темный, тяжелый, тоскливый, угрюмый, устрашающий, зловещий. Первые 10 признаков обозначаются как признаки «верхней части шкалы», остальные — нижней». Величина признаков определяет уровень суггестивности. Если ни один из признаков не достигает 9,0, то текст является суггестивно нейтральным. При ориентации на «мягкое кодирование» величина одного или нескольких признаков верхней шкалы выше 9,0. Ориентация на «жесткое кодирование » означает, что какой-либо из признаков нижней шкалы превысил 9,0 (условные единицы).

Нами определены параметры текстов, необходимые для лечения алкоголизма.

1. В кульминационные моменты сеанса, когда внушается и закрепляется негативное отношение к спиртному, к прежнему образу жизни, при оговаривании срока кодирования у произносимого текста должны быть следующие параметры: а) ориентация на «жесткое кодирования»; б) ритмичность — высокая, в) цветовые характеристики, наличие не менее четырех цветов; г) доля высоких звуков — не менее 54,00%; д) значение таких показателей нижней шкалы, как суровый, тяжелый, угрюмый, устрашающий, зловещий, должно превышать в каждом случае 20,0.

2. При наведении транса, при закреплении установок на трезвую жизнь при оживлении положительных ресурсов, при выходе из транса у производимого текста должны быть следующие параметры:

а) ориентация на «мягкое кодирование»; б) ритмичность — средняя или высокая; в) цветовые характеристики — наличие не менее трех цветов; г) доля высоких звуков — не менее 54,00%; д) ни один из показателей нижней шкалы не должен превышать 9,0; значение таких показателей верхней шкалы, как прекрасный, светлый, возвышенный, бодрый, яркий, сильный, должно превышать в каждом случае 20,0.

3. В остальные случаях — текст для поддержания транса, при смене тематики (переход с одной темы на другую) и т.д. — у произносимого текста должны быть следующие параметры: а) текст суггестивно нейтральный; б) ритмичность средняя или низкая; в) цветовые характеристики — наличие одного — трех цветов; г) доля высоких звуков — 51,5 — 54,0%; д) ни один из признаков верхней и нижней шкалы не должен превышать 9,0.

Используются пять уровней сугесстивно-лингвистического анализа.

Учет параметров первых трех уровней — фонологический, просодический и лексико-стилистический — описан выше. Лексико-грамматический уровень анализа определяет соотношение различных частей речи. В контексте составления текстов сеанса используются данные о том, что более частое употребление глаголов повышает суггестивность текстов (Черепанова И.Ю. Докторская диссертация, Пермь, 1996). При анализе на морфо-синтаксическом уровне используются результаты исследований Р. Г. Мшвидобадзе о передаче индексальной информации (Распознавание социальных установок через грамматические параметры речи. Дис. канд. психол. наук: 19.00.05 — Тбилиси: Мецниереба, 1974. — 170 с): 1. при положительной установке длина предложений больше, чем при отрицательной установке; 2. в случае положительной установки глубина предложений больше, чем при отрицательной установке; 3. в случае положительной установки количество сложных предложений больше, чем при отрицательной установке, во время которой превалируют простые предложения. Пример: если речь во время сеанса идет об отношении к спиртному, то в этом отрезке текста предложения короткие, малая глубина предложений и превалируют простые предложения.

Учет анализа уровней языка можно обозначить как «использование принципов суггестивной лингвистики»

Для составления и анализа кодирующего текста возможно использование компьютерных технологий.

Процесс лечения осуществляют следующим образом. Пациентов, допущенных к кодированию, приглашают вместе с родственниками на лекцию-беседу, которая длится примерно 60 мин. Специальное ее построение дает возможность решить несколько важных задач: создание атмосферы доверия: информирование: объясняется, что такое алкоголизм, физическая и психологическая зависимость; рассказывается о различных методах лечения и последующей психотерапии; пациенты знакомятся также с психологической игрой «Алкоголик», подробно разработанной в концепции трансактного анализа; подготовка к основной части лечения (для этого используют косвенную сугестию, маркировку, анкирование, микродинамику наведения транса, переформирование и некоторые другие техники), ответы на вопросы пациентов и их родственников.

После получасового перерыва начинается основная часть сеанса, на которой родственники не присутствуют. На фоне музыки проводится длительный транс. Утилизация трансового состояния — изменение установок личности, которое возможно только в том случае, если текст построен с учетом закономерностей суггестивной лингвистики. Также используются техники нейролингвистического программирования, терапевтические метафоры и приемы эриксоновского гипноза. В необходимые моменты осуществляется и прямая суггестия. Прорабатываются также экзистенциальные темы. Длительность транса примерно 60-90- мин.

Заключительная часть сеанса — особенно кодирование — проводится индивидуально с каждым пациентом в специально оборудованном помещении. В течение небольшой беседы врач оценивает состояние пациента, при необходимости проводит коррекцию, заключает договор о сроке кодирования и вновь индуцирует состояние транса, достигнутого ранее. Индуцирование гипнотического транса производится приданием телу пациента того положения, в котором оно находилось во время наведения транса;

повторением ключевых слов, которые вызывали во время транса соответствующие физиологические реакции; изменением тона, тембра и скорости речи психотерапевта.

Далее транс углубляется с помощью подключения кинестетического компонента (используются дыхательные техники, например 15-20 глубоких вдохов-выходов). На этом фоне врач громко произносит небольшой по объему «кодирующий» текст, в который обязательно включена информация о сроке кодирования. Одновременно с этими манипуляциями производится воздействие полупроводниковым лазерным терапевтическим прибором АЛ- 010 на акупунктурные точки: Т19, Т20, УВ20, 014, РС1; аурикулярные точки АР8, 9, 17, 82, 33, 55, 87. Возможно использование других точек. Затем вновь контролируется состояние пациента (оценивается ориентация во времени, пространстве и собственной личности), дается напутствие, содержащее косвенные внушения. Косвенные (опосредованные) внушения могут быть разными. Например, пациенту в утвердительной форме задается вопрос: «Вы на ногах стоите твердо, уверенно, спокойно?!» Пациент акцентируется на своем настоящем состоянии, скрытый же смысл: после сеанса, с началом трезвой жизни, он будет твердо стоять на ногах». После этого процесс лечения закончен.

Таким образом, можно выделить следующие задачи заключительной части сеанса: 1) контроль состояния; 2) оценка достигнутых эффектов и закрепление их в состоянии кинеститического транса; 3) непосредственно рефлексотерапевтическое воздействие; 4) ритуальный инициирующий эффект.

Пример 1. Больной Ведерников А.А., 40 лет. Толерантность к алкоголю высокая. Синдром зависимости с 20 лет. Лечился дважды традиционными методами: антабусом и апоморфином. Ремиссии до 30-40 дней. В 1993 году проведено лечение описанным способом, после чего не употребляет алкоголь в течение трех лет.

Пример 2. Больной В., 38 лет. Диагноз: хронический алкоголизм II стадии, сопутствующий диагноз — невроз навязчивых состояний. Алкоголем злоупотреблял с 16 лет, на учете у районного нарколога с 24 лет. Дважды безуспешно лечился традиционными методами. Ремиссии короткие — 20-30 дней. На фоне алкоголизации, неустроенности в личной жизни и неприятностей на работе у больного в 30-летнем возрасте появились навязчивые мысли повеситься, зарезать себя ножом, отрезать свой половой член. Эти мысли вызывали сильный страх, поддерживали постоянную тревогу. Больной стал бояться режущих предметов, веревок, избегал оставаться в одиночестве, спал с включенным светом. При этом алкоголь начала употреблять в больших дозах. Дважды лечился в психиатрическом отделении. За помощью обратился по своей инициативе. После прослушанной лекции окончательно утвердился в своем решении начать изменения в жизни с того, чтобы бросить пить. Согласился также с рекомендацией обратиться после сеанса к психотерапевту для лечения синдрома навязчивых состояний и психокоррекции. Во время основной части сеанса у пациента было достигнуто состояние гипнотического транса на фоне музыки. Зафиксированы изменения мимики в кульминационные моменты, позывы на рвоту, левитация руки, слезы во время проработки экзистенциальных тем. Это подтверждает то, что сила, глубокая внутренняя работа, состояние пациента контролировалось врачом, а значит, контролировалось и воздействие текста. После выхода из гипнотического транса, который длился 70 мин, больной чувствовал себя хорошо, ориентировался во времени, пространстве и собственной личности. Срок кодирования выбрал на 5 лет. В положении сидя со скрещенными руками был снова погружен в гипнотический транс, во время которого сделано внушение вдохнуть — выдохнуть очень глубоко 15 раз и задержать дыхание. Далее с большой скоростью громко произнесен рассчитанный под личность данного больного кодирующий текст: «Один, два, три, идет установка защитного лазерного блока на 5 лет, четыре, пять, четыре, три, два, один, для поддержания равнодушия и безразличия, отвращения и брезгливости, полного равнодушия и спокойного отношения, четыре, пять, шепот и тишина, осталось несколько секунд, программа замыкается, ставится на ключ на 5 лет, полное равнодушие и безразличие, брезгливость, у вас все получится, все будет хорошо, программа замкнулась на 5 лет, ключ на пяти». На этом фоне произведено воздействие лазерным прибором АЛ-010 на акупунктурные точки Т19, Т20, УВ20, и после возобновления дыхания и выдоха из транса, на акупунктурные точки АР8, 82, 87, 17,9. Состояние пациента хорошее, ориентирован во времени, пространстве и собственной личности. Во время беседы — напутствия акценты сделаны на такие установки, как престижная трезвость и спокойное отношение.

После лечения описанным способом полностью исчезло влечение к алкоголю, значительно улучшилось самочувствие и снизилась тревожность, остался навязчивый страх, что он, помимо своей воли, может повеситься. Пациент направлен на индивидуальную и групповую психотерапию и через три месяца чувствовал себя здоровым. В течение последних трех лет пациент алкоголь не употребляет, нашел постоянное место работы и женился. Раз в год проходит обследование у психолога.

Пример 3. Больная М. , 28 лет. Диагноз: хронический алкоголизм первой стадии. Злоупотребление алкоголем, с 20-летнего возраста, после замужества. Муж пациентки — предприниматель, занимающийся торговлей. Вместе с мужем периодически ездили в Турцию и Польшу за товаром. В первое время употребляли алкоголь в больших количествах только в течение трех суток, которые приходились на обратную дорогу. Постепенно употребление спиртного стало практически ежедневным. Детей в семье не было. Пациентку угнетали постоянные пьяные скандалы, чувство собственной неполноценности и зависимости, измены мужа. Свою нерешимость на развод мотивировала тем, что «без меня он совсем сопьется». После проведенного лечения полностью отказалась от алкоголя и последовательно совершила ряд поступков, изменивших ее жизненные сценарии. Убедившись в нежелании мужа что-либо менять, развелась с ним. Восстановила отношения с родственниками, которые помогли ей с решением квартирного вопроса и с устройством на хорошую работу. В течение последующих двух лет полностью сменился круг общения, сформировались новые жизненные ценности и цели.

1. Способ лечения алкоголизма, включающий формирование отрицательного условного рефлекса на алкоголь с помощью группового и индивидуального суггестивного воздействия, отличающийся тем, что на фоне музыки индуцируют состояние транса и в течение 60 — 90 мин осуществляют суггестивное воздействие, используя текст, построенный с учетом закономерностей суггестивной лингвистики, затем индивидуально с каждым больным заключают договор о сроке кодирования, повторно индуцируют состояние транса, углубляют его с помощью дыхательной техники в режиме 15 — 20 глубоких входов-выдохов, на этом фоне произносят кодирующий текст, в который включают информацию о сроке кодирования и одновременно производят воздействие полупроводниковым лазерным прибором на акупунктурные и аурикулярные точки.

2. Способ по п. 1, отличающийся тем, что воздействие осуществляют на акупунктурные точки Т 19, Т 20, УВ 20, G 14 и аурикулярные точки АР 8, 9, 17, 82, 33, 55, 87.

Алкоголизм – смертельная болезнь, которая может настигнуть любого, кто регулярно употребляет спиртное. А тот, кто думает, что эта проблема его не коснется – точно находится в зоне риска.

Как быть, если твой родной человек стал алкоголиком? Можно ли ему помочь избавиться от этой пагубной зависимости? И как это сделать?

Ради ответов на поставленные вопросы и задумана эта книга. Так получилось, что мне, журналисту и маркетологу по образованию, пришлось окунуться в предпринимательскую деятельность в медицинской отрасли – как раз в сфере лечения зависимостей. С 2007-го по 2018-й год я был соучредителем и управляющим партнером двух медицинских центров наркологического профиля. За это время изучил рынок услуг по лечению алкогольной зависимости, узнал эту сферу изнутри, разобрался в проблематике и перспективах борьбы с этим тяжелейшим недугом, а также в процветающих здесь спекуляциях на человеческом несчастье.

Сегодня меня уже не связывают коммерческие интересы и обязательства перед партнерами по бизнесу. Я могу и обещаю честно рассказать о многом, что знаю о лечении алкоголизма: мифы, неоправданные надежды, технологии с доказанной эффективностью и практика их применения в реальных условиях. Впрочем, о чем-то все-таки умолчу исключительно с целью не навредить тем людям, кто уже пролечился некими способами и по итогу получил свой эффект.

Также соберу воедино рекомендации психологов для родственников больных алкоголизмом: как жить с алкоголиком, чтобы не потерять себя, сохранить здоровье свое и детей; как подвигнуть больного к осознанию необходимости лечения; каких эффектов ожидать от лечения и к чему быть готовым?

Книга состоит из двух разделов. В первой части речь пойдет об алкоголизме как о болезни и методах ее лечения. Вторая часть посвящена поведению родственников, проживающих с алкоголиком и желающих помочь родному человеку. Не обещаю универсального рецепта на все случаи жизни, но вы точно узнаете много нового о проблеме алкогольной зависимости и возможностях ее решения в реальных условиях, у вас будет намного больше шансов быстрее прийти к положительному результату.

Об алкоголизме и лечении

Алкоголизм – болезнь или распущенность?

Степень прочности у каждого своя, или путь к алкоголизму

Питейные традиции у нашего народа таковы, что знакомство с алкоголем происходит уже в юности. Праздник без выпивки воспринимается как что-то почти ненормальное, давление со стороны окружения огромно: хочешь или нет, а выпить надо. Даже если первое впечатление от спиртного у юноши или девушки отрицательное (что бывает довольно часто), мало кому удается в дальнейшем удержаться от выпивки «за компанию». А как только человек ловит первый «кайф» от алкоголя, он уже попадает в зону риска.

Популярное утверждение, что «многие пьют и не спиваются», крайне спорно. Спиваются все, кто регулярно пьет. Просто у одних этот процесс идет быстрее, у других – медленнее. Быстрее спиваются люди с наследственной отягощенностью алкоголизмом и неустойчивой психикой. Степень прочности, биологической защиты от алкогольной зависимости, у каждого человека индивидуальна: одному, чтобы стать алкоголиком, достаточно употребить спиртное, условно, сто раз, другому – двести. Но в природе не существует организма, который в конце концов не сломался бы под тяжестью систематических алкогольных тренировок. Это только вопрос времени. Когда внутренняя защита в результате серии алкогольных вливаний разрушается, формируется алкогольная зависимость на биологическом уровне, в результате чего НАВСЕГДА утрачивается способность контролировать употребление спиртного.

Приведу цитату одного моего хорошего знакомого, врача-нарколога Константина Минкевича (я часто буду его цитировать в силу точности и доходчивости его высказываний):

«Огромное значение в негативном смысле оказывает непонимание природы зависимости, того, что это – заболевание. «Алкоголик не болен, он просто слаб, распущен или целенаправленно портит нам жизнь», – это очень распространенная точка зрения. К чему она приводит? К формированию иллюзии «со мной такого не случится». Алкоголики при таком понимании проблемы – это действительно некие особенные люди, которые захотели такими стать. И могут перестать такими быть, если захотят. Таким образом, если я не хочу быть алкоголиком, у меня сильная воля, я ответственный человек – я могу пить напропалую, алкоголиком мне не стать, я же не такой!

Очень часто в разговоре с пациентами и их окружением проскальзывает подобное отношение. Скажем, начальник привел к врачу работника (да, такое тоже бывает, и нередко) и рассказывает, что вот, мол, выпивает, останавливаться не умеет, потому что «попал в плохую компанию» и «не хочет взять себя в руки», зато он «хороший работник». А была бы сила воли, мог бы выпивать по чуть-чуть, как сам этот начальник. Он-то уж меру точно знает, ему явно ничего не грозит. А сто грамм коньяка в обед – совершенно безопасная доза, «даже врачи советуют».

Увы, но в действительности алкогольная зависимость, несмотря на все возражения «знающих людей», остается заболеванием, она возникает помимо желания самого человека и затрагивает всех, независимо от образования, социального статуса и силы воли. Обвинять в таком заболевании так же справедливо и так же продуктивно, как обвинять больного с инфарктом миокарда – ведь он тоже своим образом жизни способствовал своей болезни. А уповать на силу воли в данном случае так же разумно, как и при гриппе.

…А потом на прием приходят женщины «немного за сорок», с семьями, образованием, ответственностью и зависимостью. Которые «всего лишь выпивали со всеми на работе» и которые «никогда не думали, что им придется обращаться по такому поводу». (К. М. Минкевич. «В каждой белорусской семье есть свой алкоголик, но дурной пример мало кого учит»)

Диагноз «алкоголизм» – всегда неожиданно

К алкоголизму человек идет постепенно. Но само осознание алкогольной зависимости («все – тормоз потерян») – это всегда неожиданно. Всегда думал: «Могу пить, могу не пить», а тут вдруг: «Начал – и не могу остановиться». Принять такое тяжело. Многие и не принимают свою болезнь очень долго, даже на фоне очевидных проблем в семье и на работе. Трудно признаваться в своей слабости, неспособности быть хозяином даже самому себе.

Но здесь важно понять: признаваться надо не в слабости, а в болезни. Народное мнение до сих пор считает алкоголизм не болезнью, а пороком, распущенностью. Однако тяга к употреблению алкоголя обусловлена уже значительными изменениями в организме алкоголика, и преодолеть ее самостоятельно удается очень немногим. По тем же причинам алкоголик не в состоянии контролировать дозы спиртного. Алкогольная зависимость – это уже и биохимическая зависимость. Эти патологические изменения требуют лечения.

«Тема лечения алкогольной зависимости, где бы она ни упоминалась, встречает достаточно однотипные реакции. Кто-то утверждает, что человек «пока не захочет, не вылечится» и «только сам может себе помочь», а врачи – «шарлатаны, которые наживаются на чужом горе». Кто-то будет высказываться об алкоголиках как о «моральных уродах», «отщепенцах», лишенных воли. Таким самое место в каком-нибудь «лепрозории», но не среди приличных людей.

Что стоит за такими высказываниями? Отчаяние, страх, беспомощность, вина, стыд… Это тяжелые эмоции, которые порождают поиск чудодейственных способов избавления от страдания и одновременно стремление защититься, отгородиться. Так, в дополнение к вышеперечисленному, возникают высказывания, пропагандирующие «лучшего доктора» или «единственный способ», которые и помогут всем страждущим. Увы, но это всё чушь…» (К. М. Минкевич. «Мы хотим сдать алкоголиков в «лепрозорий», а их надо лечить»)

Что это за болезнь и как от нее избавиться?

Если нить порвалась, без узелка не свяжешь. К сожалению, алкоголизм – это на всю жизнь. Считается, что больной алкоголизмом уже никогда не сможет научиться выпивать умеренно. С поступлением даже малых доз алкоголя в организме больного запускаются биохимические процессы, которые требуют увеличения дозы, и эта тяга уже бесконтрольна. Алкоголик не способен восстановить утраченный контроль над употреблением спиртного, даже если будет прилагать нечеловеческие усилия.

Но при этом есть и другой, совершенно точно установленный факт: любой алкоголик может не пить вообще, исключить алкоголь из употребления, и в этом его единственный шанс. Но к этому шагу человек должен быть готов. Медицинская статистика свидетельствует: выздоровление от алкогольной зависимости не только возможно, но и вполне по плечу практически всем, кто ставит перед собой такую цель. Если намерения избавиться от алкогольного плена у человека реальны, он имеет возможность начать трезвую жизнь. А разные методы лечения обещают помочь сформировать устойчивость к алкогольной тяге.

«Избавление от алкогольной зависимости – непростой процесс. Он включает стадию отрицания больным своей болезни. Эта стадия не что-то особенное, она в той или иной мере характерна для любого серьезного заболевания, причем отрицание тем сильнее, чем более «стыдная» болезнь или чем менее понятен способ ее лечения… Это и есть первый вред: человек болен, но стесняется признаться в этом и себе, и близким, и врачу. Это этап ожидания мотивации. Пассивное ожидание может затянуться на годы. Мотивация не возникает на пустом месте. И она редко появляется в ответ на постоянный контроль, обвинения и унижение.

Допустим, мотивация проснулась. Тогда человек приходит, чтобы вылечиться «раз и навсегда». Затем срывается. Срывается практически наверняка. Потому что он не готов к повторному столкновению с проблемой, он не готов к возвращению болезни.

Наступает фаза обвинений – себя, родных, начальника, врачей. Если повезет – скорый возврат к лечению. Возможно, обращение к другому врачу, в другой медицинский центр.

Это хождение по кругу тоже может продолжаться очень долго, пока (конечно, если хватит времени) не придет осознание того, что лечение – это не только «кодирование», но и необходимость проживать день за днем в трезвости. Что более эффективно лечить болезни не осуждением и раскаянием, а медицинскими препаратами, пусть даже их прием и окажется пожизненным. Что к рецидиву можно подготовиться – и тем самым его предотвратить. Что не всякая болезнь лечится по принципу «отрезал и забыл», таких болезней вообще очень мало. Чаще применяется принцип снижения вреда: человек учится жить со своей болезнью и с определенными ограничениями, позволяющими избежать существенно бо́льших ограничений, к которым приводит сама болезнь». (К. М. Минкевич. «Мы хотим сдать алкоголиков в «лепрозорий», а их надо лечить»)

Что считать излечением от алкоголизма – вопрос до сих пор открытый. Если выздоровлением считать способность употреблять алкоголь умеренно, то алкоголизм действительно неизлечим. Но при этом никому не приходит в голову считать критерием выздоровления наркомана – умеренное употребление героина. Требуется полный отказ от наркотика. В ситуации с алкоголизмом критерий выздоровления может быть тоже только один – полный стойкий отказ от алкоголя.

Во врачебной среде не принято говорить о выздоровлении, даже если пациент не пьет много лет. Дело в том, что опасность срыва остается всегда. Есть мнение, что для твердого освобождения от алкогольной зависимости нужно не менее 10 лет. Лишь после этого бывший алкоголик начинает как следует ценить и оберегать трезвость.

Зависимость от алкоголя и профессия ее обладателя.

Статус, возраст, вероисповедание, пол, профессия. Зависимости абсолютно неважно кто ты, врач, психолог, водитель, милиционер, известный ученый или не очень известный. Болезни все равно. Любой может стать зависимым. Чаще всего известные люди, спортсмены, актеры, поэты, художники, врачи становятся зависимыми. (Роль алкоголя в жизни великих людей)

Имея огромные знания, признание, человек совсем не замечает как он от простого культуропитека становится зависимым.

Размышление одного из моих пациентов, думаю, даст некий ответ.

Институт, ставящий себе непременной целью

открыть безвредное употребление алкоголя,

по справедливости не имеет права именоваться

или считаться научным.

После прочтения этих слов великого русского физиолога у меня, благодаря собственному опыту зависимости от психоактивных веществ, возникла мысль написать, что я думаю по этому поводу. Мне кажется, этот материал будет полезен не только людям со сформированной зависимостью, но и тем, кому ещё только предстоит испить эту чашу; тем более он полезен в связи с глобальной дистрофией информации о зависимости в нашем обществе, а то, что есть далеко от действительности. Ведь зависимость – это не когда «валяешься под забором», это – болезнь, передающаяся на генном уровне, хроническая, неизлечимая и смертельная.

Болезнь пришла незаметно для меня. Лишь пять лет назад я понял, что что-то не совсем так, когда заметил, что иногда, когда просыпаюсь после обильных возлияний, то первая мысль не о том, что мне нехорошо и воротит от алкоголя, как было раньше, а о том, что не плохо бы сейчас выпить что-нибудь покрепче, или хотя бы баночку пивка, чтобы стало легче и физически, и морально. Тогда же я начал «борьбу с выпивкой», так как не считал себя алкоголиком – надо просто не пить и всё. Но, как правило, такие мысли возникали, когда я уже похмелился или был трезвый, но ещё не выветрились впечатления от последнего похмелья, а на душе было не так погано и тревожно, а наоборот, всегда появлялась уверенность в победе над зелёным змием. Между тем пьянство возобновлялось, всё чаще следовала опохмелка, последующая уверенность в необходимости продолжения борьбы с вином, обещание себе, что на этом всё. А далее по новому кругу. На этом фоне чаще стали возникать проблемы в семье, трудности в работе, что в свою очередь, усиливало желание отвлечься от всякого негатива, а возможно, этим я просто оправдывал перед собой желание выпить. Дальше – больше. Я стал пить, что называется в одно лицо. Тогда, глубоко внутри я стал признавать, что я алкоголик, но не такой плохой алкоголик, как «все эти, которые валяются в своей луже, выклянчивают мелочь и воняют, что аж глаза режет». Я считал себя способным справиться с этим, но только после того, как разберусь с очередной проблемой. Проблемы решались, но никогда не заканчивались. Если хорошо сделано трудное дело, то я молодец и можно «немного расслабиться», если возникали и не решались неприятные вещи, то требовалось «привести мысли в порядок» опять же с помощью спиртного. Нельзя сказать, сто не было светлых промежутков, но со временем они становились короче, а срывы с продолжением чаще. Схема оставалась той же: сейчас я выпью, чтобы стало полегче, а с завтрашнего дня пью только «культурно», надо «брать себя в руки», а далее по новому кругу.

Тогда у меня не было ни малейшего настоящего понятия о зависимости. Несмотря на то, что я врач, алкоголизм считал не столько болезнью, сколько нехорошим занятием и вредной привычкой, чем-то, что достойно осуждения в обществе, так как этим страдают только слабые и аморальные люди (хотя тогда мне были известны примеры великих людей с зависимостью, до которых некоторым трезвенникам не просто далеко, а вообще никогда не дотянуть). Исходя из этого, свой алкоголизм я старался скрывать, держать в тайне. Поначалу это даже удавалось.Но так или иначе, это всплывало, было неприятно. Затем светлый промежуток и всё по новой.

Начав заниматься с Александром Васильевичем я узнал, на сколько я заблуждался не только в течение этого периода жизни, но и до. Во-первых, я долгое время не признавал, что я алкогользависимый, да потом, когда признал, решил, что все алкоголики делятся на хороших и плохих, ну а я конечно хороший.

Затем стали возникать другие заблуждения:

— борьба с алкоголизмом;

— алкоголизм – это не столько болезнь, сколько антиобщественное явление и его надо скрывать;

— можно пить культурно;

— чтобы бросить пить надо взять себя в руки, это зависит от тебя самого и больше ничего не надо.

Всё это оказалось лживыми рассуждениями и самообманом.

Болезнь приходит не тогда, когда до тебя, наконец, дошло, что ты алкоголик, а гораздо раньше. Одного осознания болезни мало, необходимо смирение.

Понятие «пить культурно» абсурдно, равно как хороший и плохой алкоголик. Сегодня ты пропустил две рюмки и вышел из-за стола на своих ногах в хорошем настроении, чинно и благородно. Завтра ты «культурно» принял ещё пару рюмок, а на утро не помнишь чем всё закончилось и почему так погано и хочется, не вставая с кровати «поправить здоровье». Лично я никогда не смогу безвредно выпивать.

Борьба с алкоголизмом бесполезное и бессмысленное занятие, и даже пагубное, так как по сути это и есть алкоголизм. Существует только один выход – полная капитуляция.

Все эти заблуждения возникли от полного отсутствия знаний по проблеме зависимости. Но, чтобы хотя бы подступиться к началу получения этих знаний надо, чтобы возникла нужда, которую необходимо подпитывать на протяжении всей будущей трезвой жизни.

Мне бы очень хотелось прочесть ваше мнение, уважаемые специалисты сайта b17.ru, гости и все те, кому интересно написанное мной и моим пациентом.

С уважением, Гребнев Александр Васильевич, психолог в работе с зависимостями.

Источники: http://www.ntpo.com/patents_medicine/medicine_15/medicine_77.shtml, http://fictionbook.ru/author/aleksandr_vasilevich_jikin/esli_vash_rodnoyi_alkogolik/read_online.html, http://www.b17.ru/blog/profalkzav/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *